Мы используем файлы cookie, чтобы обеспечить оптимальное взаимодействие с пользователем и функциональность веб-сайта.
Принимая использование файлов cookie, вы заявляете, что соглашаетесь на использование файлов cookie в соответствии с нашей Правила защиты персональных данных
Управлять

Эндийс Берзиньш: Чтобы “и волки были сыты, и овцы целы”. Мы должны подумать, как в долгосрочной перспективе уживаться с имеющейся ситуацией

25.03.2021

Пандемия оказала внушительное воздействие и на сферу общественного питания, которой сейчас разрешено работать, только предлагая еду навынос, и большинство работников простаивают. Однако больше, чем результаты и выживание бизнеса, совладельца "Vairāk Saules" Эндийса Берзиньша беспокоит эмоциональное состояние сотрудников. 

Ситуация серьезная, но надо искать возможности выжить в ней в долгосрочной перспективе

Важно начать с того, что я не отрицаю Covid-19. Понимаю, что ситуация серьезная, и с этим борются и медики, и все остальные. Сам я записался на вакцинацию, поддерживаю все необходимые ограничения, помогающие справиться с распространением болезни. У нас семь ресторанов, в которых работают почти 300 сотрудников. С начала пандемии в целом заболели шесть человек, хотя мы работали в соответствии с ограничениями. Сразу после этого вся смена или контактные лица уходили на карантин и выполняли повторные тесты, чтобы затем вернуться на работу. Эти шесть случаев так и остались единственными, указывая на то, насколько серьезно мы воспринимаем ситуацию и соблюдаем ограничения.

Однако понятно и то, что как-то уживаться с этой ситуацией нам надо не только сейчас, но и в дальнейшем. Если бы ситуация весной улучшилась, я бы стиснул зубы и вытерпел еще несколько месяцев, но понятно, что с приходом весны все это не закончится, будут еще и осень, и зима, будут люди, которые откажутся от вакцины. В долгосрочной перспективе мы не можем жить в подобном режиме карантина. Нас постоянно пугают плохими заграничными примерами, в том числе примером Эстонии. На них мы можем учиться тому, как не надо делать, однако между “открыть все” и “не открывать ничего” есть и другие возможности, например, открываться только в обед, работать только до 18.00, не работать в конце недели или по вечерам. Надо найти модель, чтобы попытаться выжить в долгосрочной перспективе, чтобы перейти от полного закрытия к постепенному открытию. В сфере общественного питания сейчас разрешена только еда навынос или с доставкой, но этого недостаточно. Я согласен с вариантом, когда в нашем ресторане на 100 мест смогут находиться хотя бы 20 человек, или хотя бы только в обеденное время, лишь бы мы могли работать!

Отговорка, что первыми следовало бы открыть школы, неуместна

Аргумент против открытия ресторанов, который нередко можно услышать, состоит в том, что мы не можем этого сделать, пока не открылись школы. Однако существует огромная разница между рестораном большой площади, в котором можно создать безопасную среду и где люди сидят на десятиметровой дистанции, и школой, где в одном помещении учатся около 30 детей. Поэтому, по-моему, не следовало бы устанавливать никакой очередности, и смотреть на вещи надо по существу, а не по тому, что подумает общество. Я тоже в отчаянии, у меня тоже трое детей, и я хочу, чтобы открылись школы, однако в такой ситуации риск распространения болезни будет более стремительным. Если позволит возможность, то школы надо открывать, но не надо заявлять столь категорично – все закрыть и точка! Не надо прятаться за тем, что из-за того, что не открыты школы, нельзя открывать и рестораны.

Больше, чем бизнес, беспокоят работники. Надолго закрытое место работы стало огромной нагрузкой для здоровья работников и отношений в коллективе

За бизнес или за себя я сейчас больше не волнуюсь. Слишком многое я преодолел. Меня больше всего беспокоит не то, сможем ли мы выжить, а психологическое здоровье и эмоциональное состояние работников – для меня это очень важно. Когда работники “сидят дома”, атмосфера в коллективе очень быстро обостряется, быстро возникают разногласия, обиды и гнев, которых раньше никогда не было. Люди себя психологически исчерпали. Если бы раньше разногласия привели к плодотворной дискуссии, то сейчас они моментально приводят к слезам и крику. Те, кто работают на предприятии 15 лет и больше, – самые сильные, но все эмоционально устали и спрашивают – когда в ресторан наконец придут гости, когда сможем с кем-нибудь поговорить? Думаю, что давно не было таких ситуаций, когда такое количество людей в Латвии хотели бы вернуться на работу, ведь обычно всем кажется, что они хотят отдохнуть. Если еще в декабре наши работники с радостью делили выходные дни, то в феврале уже никому отдыхать не хотелось.

“И волки сыты, и овцы целы”

Нам вместе следовало бы попытаться найти решение, при котором “и волки будут сыты, и овцы целы”. Если совсем недавно часть наших работников радовалась простою как продолжительному отпуску, то сейчас, даже при том, что все работники получают максимальное пособие по простою, многие посменно приходят работать именно из-за психологической нагрузки и не хотят сидеть дома. Каждый со временем устает от стресса и домашней рутины, от неведения и повседневных забот в этих обстоятельствах. С профессиональной точки зрения также важно, чтобы люди не теряли рабочие навыки, ведь одно дело – месяц, а сейчас речь идет о том, что повар уже целый год не держал в руках нож. Боюсь, что в ситуации, когда откроем экономику, некому будет больше работать именно из-за длительного психологического гнета. Уже сейчас многие – до 15% работников – подали заявления об увольнении, и началась миграция работников в Финляндию, Норвегию, границы с которыми открыты и где понятно, что работа появится уже в мае. К сожалению, у нас это не так, мы не можем предполагать, когда сможем возобновить работу.

Три урока, которые дала пандемия

У нас коллектив, который уже много лет работает на предприятии. В кризисной ситуации сами работники приходили ко мне и спрашивали, что будем делать. Работники очень гостеприимные и понимающие, с крепким хребтом и инициативой, сразу готовы перегруппироваться и перестроиться. Это дало мне силы и уверенность в том, что с такими людьми можно преодолеть любой кризис, ведь все были как накануне боя – вперед, справимся! Я стараюсь изо всех сил и сейчас их подбадривать, но “военные действия” немного затянулись.

Тем не менее я считаю, что не следует сдаваться после первого “нет!”. Мы не сдались за предоставленную поддержку, смело обращались к ответственным лицам. Если нас не пускали в одни двери, мы старались прорваться в другие, быть смелыми и говорить, ведь в конце концов люди в правительстве, которых мы выбрали, должны думать, как можно было бы изменить эту ситуацию к лучшему. Надо смелее обращаться к ним, а не кричать и переписываться, надо быть способными к аргументированной коммуникации и именно по делу.

И третий урок этого времени связан с семьей, ведь сейчас мгновения, которые удается провести с семьей, полноценно проходят в разговорах или, например, в игре в настольные игры. В течение последнего полугодия я понял, что девятнадцать лет был занят бизнесом, а дети выросли. В это время у меня наконец появилась возможность намного лучше узнать детей, и это одно из лучших событий последнего года.

Как только откроются двери, надо поддержать других!

Как только все откроется, схожу с женой в ресторан. В другой, не в свой, потому что я хочу поддержать других. Я пообещал, что, как только все откроется, я пойду и поддержку коллег по отрасли. Ситуация, в которой сейчас находятся рестораны, очень тяжелая, и, если у меня есть возможность по крайней мере два, три раза в месяц сходить к кому-нибудь и поддержать его, то я обязательно это сделаю, потому что я действительно истосковался по гостеприимству, по тому, когда смогу выпить кофе, поработать, посидеть в тишине и найти двадцать минут для себя. Мне надоело есть в машине из пластмассовой посуды!

О кампании “#gribustrādāt: 

Поскольку многие предприятия из-за длительных ограничений серьезно обеспокоены своими возможностями выживания и эмоциональным и финансовым состоянием работников, создана кампания поддержки “#gribustrādāt”. В ходе кампании арендаторы ТЦ “Spice” и их работники делятся историями своего опыта, рассказывают о том, как они стараются выдержать простой и ограничения, которые не всегда кажутся одинаковыми для всех. Кампания призывает лиц, принимающих решения, прислушаться к мнению предприятий торговли, а также обсудить предложения по безопасному открытию торговых центров.